Eposlink

КУЛЬТУРОЛОГИЯ

  • Publisher Институт научной информации по общественным наукам Российской академии наук
  • Country Россия
  • Web https://elibrary.ru/title_about.asp?id=2778

Content

О МЕЖЦИВИЛИЗАЦИОННОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ

В статье литературоведа и культуролога В.Б. Земскова рассматривается специфика культурогенеза в Латинской Америке, происходившего на основе межцивилизационного взаимодействия, своеобразия латиноамериканского культуротворчества.Literary critic and culturologist V.B. Zemskov discusses the specific features of cultural genesis in Latin America, that happens on the basis of civilizational interaction, originality of Latin American cultural creativity.

О КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИХ ВОЗЗРЕНИЯХ НИСИДЫ КИТАРО

Нисида Китаро - известный японский философ, чье творчество отмечено попытками совмещения мировоззренческих установок национальной духовной традиции с элементами европейской философской мысли. В статье анализируются культурологические взгляды Нисиды, являющиеся самостоятельной частью оригинальной теоретической концепции. По сути дела, Нисида - основоположник современной японской культурологии.A famous Japanese philosopher Nishida Kitaro (1870-1945) strove for combination of the national mental tradition with rational dialectic methodology of Western philosophy. Nishida’s cultural studies are a rather independent part of his original philosophic theory. We may say that in fact Nishida Kitaro was one of father-founders of the modern Japanese culturology.

РУССКИЕ СЕЗОНЫ ДЯГИЛЕВА В ВЕЛИКОБРИТАНИИ. ПАРАДОКСЫ КУЛЬТУРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Со второй половины XIX в. в России существовал культ балета, тогда как в остальной Европе к нему относились как к «недоискусству». В начале ХХ в. со сменой мировоззренческой и эстетической парадигм мейнстримом постепенно становится модернизм, в Европе назревает необходимость радикальной реформы искусства вообще и балета в частности. Наиболее мощный и яркий его реформатор - Сергей Дягилев, харизматичная личность с редким организаторским талантом и поразительным эстетическим чутьем, прошедший «школу» русского Серебряного века, прежде всего «Мира искусства», модернист и позже авангардист. С 1909 г. он стал «экспортером» русского искусства в страны Запада. Парадокс в том, что именно в Великобритании, по своей традиционалистской, умеренной, гибко консервативной культуре противоположной России и авангардистскому артистическому темпераменту Дягилева, его труппа в большей мере, чем в других странах, нашла признание. Оставаясь «другими» в сдержанной регламентированной Великобритании, они тем не менее существенно дополнили «дефициты» британской культуры, многое сделав для нее, без чего она была бы другой, возможно, гораздо беднее...Со второй половины XIX в. в России существовал культ балета, тогда как в остальной Европе к нему относились как к «недоискусству». В начале ХХ в. со сменой мировоззренческой и эстетической парадигм мейнстримом постепенно становится модернизм, в Европе назревает необходимость радикальной реформы искусства вообще и балета в частности. Наиболее мощный и яркий его реформатор - Сергей Дягилев, харизматичная личность с редким организаторским талантом и поразительным эстетическим чутьем, прошедший «школу» русского Серебряного века, прежде всего «Мира искусства», модернист и позже авангардист. С 1909 г. он стал «экспортером» русского искусства в страны Запада. Парадокс в том, что именно в Великобритании, по своей традиционалистской, умеренной, гибко консервативной культуре противоположной России и авангардистскому артистическому темпераменту Дягилева, его труппа в большей мере, чем в других странах, нашла признание. Оставаясь «другими» в сдержанной регламентированной Великобритании, они тем не менее существенно дополнили «дефициты» британской культуры, многое сделав для нее, без чего она была бы другой, возможно, гораздо беднее. Дягилев вошел в британский инонациональный Пантеон.Since the second half of the XIXth century one may talk of the ballet cult in Russia, while in the rest of Europe it was perceived not quite as an art. At the beginning of the XXth century while outlook and aesthetics in Europe change, and modernism step by step became the ideological mainstream, the radical reform of art, and ballet in particular, became necessary. The most powerful and bright its reformer is Serge Diaghilev, сharismatic person of a rare organizational gift and a striking aesthetic intuition, modernist and later avangardist, formed by Russian Silver Age, first of all by «The World of Art». Since 1909 he became an «exporter» of Russian art to the West. The paradox is that the modernist, avangardist Diaghilev and his troupe found recognition in Britain, which by its traditionalist, moderate, conservative cultural paradigm was an antipode to Russia, more than in other countries (even than in France). Diaghilev was «different», «an outsider» in the restrained Great Britain but nevertheless he with his troupe considerably filled in the «gaps» in British culture and did much for it; without them it might be different, probably, much poorer. Diaghilev became a part of a British foreign Pantheon.

ИСТОРИЧЕСКАЯ МЕНТАЛЬНОСТЬ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПРОЦЕСС

Историческая ментальность выражает то, что сегодня принято обозначать как «тотальную историю», историю осознанных и неотрефлектированных идей, которая действует сквозь стыки разных эпох и культур. Именно преодоление фрагментированных изображений человека позволяет воссоздать его историческое бытие в реальной целостности. В подобном междисциплинарном синтезе огромную роль играет изучение перипетий художественного процесса, всеобщей истории искусств. История искусств показывает, что в ней действовали не сами по себе готовые художественные формы, а более или менее послушные им люди. Все сложные и тонкие способы художественного выражения сопряжены с глубоко человеческим измерением: ни один из параметров искусства не бывает человечески бесстрастным, обнаруживает возможности восприятия, мышления, оценки психики, менталитета конкретного человека в истории.Historical mentality expresses what is now commonly referred to as «total history», the history of conscious and unreflected ideas that operates through the junctions of different eras and cultures...Историческая ментальность выражает то, что сегодня принято обозначать как «тотальную историю», историю осознанных и неотрефлектированных идей, которая действует сквозь стыки разных эпох и культур. Именно преодоление фрагментированных изображений человека позволяет воссоздать его историческое бытие в реальной целостности. В подобном междисциплинарном синтезе огромную роль играет изучение перипетий художественного процесса, всеобщей истории искусств. История искусств показывает, что в ней действовали не сами по себе готовые художественные формы, а более или менее послушные им люди. Все сложные и тонкие способы художественного выражения сопряжены с глубоко человеческим измерением: ни один из параметров искусства не бывает человечески бесстрастным, обнаруживает возможности восприятия, мышления, оценки психики, менталитета конкретного человека в истории.Historical mentality expresses what is now commonly referred to as «total history», the history of conscious and unreflected ideas that operates through the junctions of different eras and cultures. It is precisely the overcoming of fragmented images of man that allows us to recreate the historical existence of man in his real integrity. In the reconstruction of such interdisciplinary synthesis, an enormous role is played by the study of the vicissitudes of the artistic process, the general history of the arts. The history of art shows that it was not the ready-made artistic forms themselves that acted in it, but more or less obedient people. All complex and subtle ways of artistic expression involve a deeply human dimension: none of the parameters of art is not humanly dispassionate, it reveals the possibilities of perception, thinking, evaluation of the psyche, the mentality of a particular person in history.

ФИЛОСОФИЯ КУЛЬТУРЫ Г. ЗИММЕЛЯ

В статье рассматривается философия культуры немецкого культурфилософа и социолога Г. Зиммеля, вошедшего в историю как выразитель трагических, кризисных явлений своего времени. Его философия служит основой общественных теорий, в которых дается диагноз эпохи - начала ХХ в. - и завещание нашему времени, для которого характерно дальнейшее падение нравов, разрушение институтов и структур общества, международных институтов, релятивизация культурных ценностей, изменение архитектоники мира.The article deals with the philosophy of culture of the German cultural philosopher and sociologist G. Simmel, who became history as an exponent of the tragic, crisis phenomena of his time. His philosophy is the basis of social theories, that gives the diagnosis of the era - the beginning of the twentieth century and the will of our time, which is characterized by a further decline in morals, the destruction of institutions and structures of society, international institutions, the relativization of cultural values, the change of the architectonics of the world.

АЛЬБЕРТ ШВЕЙЦЕР И ЭММАНЮЭЛЬ ЛЕВИНАС: ЭТИКА КАК ТЕМА ЕВРЕЙСКО-ХРИСТИАНСКОГО ДИАЛОГА

В статье рассматривается диалог христианской этики и еврейской этики как разных версий библейской этики. Стремясь продемонстрировать возможности такого диалога, автор сопоставляет позиции двух выдающихся мыслителей: со стороны христианства - Альберта Швейцера, со стороны иудаизма - Эмманюэля Левинаса.The article deals with the dialogue of Christian ethics and Jewish ethics as different versions of biblical ethics. In an effort to demonstrate the possibilities of such a dialogue, the author compares the positions of two outstanding thinkers: Albert Schweitzer (Christianity) and Emmanuel Levinas (Judaism).

СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК КАК КРИТИКА ЯЗЫКА

В статье поставлена проблема радикальной критики философского языка, предпринятой религиозными мыслителями Серебряного века. Их предтечей в этом отношении был Вл. Соловьёв как автор трактата «Критика отвлеченных начал». Критика языка происходила параллельно формированию нового религиозного сознания. Лев Шестов, внявший призыву Ницше к «переоценке всех ценностей», в своих книгах начала 1900-х годов переосмыслил традиционные представления о добре и зле. В статье рассмотрена также критика Д. Мережковским таких понятий христианского богословия, как Христос и Антихрист, Бог и дьявол, дух и плоть и др.The article raises the problem of radical criticism of the philosophical language, undertaken by religious thinkers of the Silver age. Their forerunner in this respect was VL. Solovyov as the author of the treatise «Criticism of abstract beginnings». The criticism of language occurred in parallel with the formation of a new religious consciousness. Lev Shestov, following Nietzsche’s «revaluation of all values» in his books of the early 1900 s rethinks traditional notions of good and evil. The article also considers the criticism of D. Merezhkovsky of such concepts of Christian theology as Christ and Antichrist, God and devil, spirit and flesh, etc.

А.М. КУЗНЕЦОВ И «УМОЗРЕНИЕ В ЗВУКАХ» М.В. ЮДИНОЙ

Статья посвящена А.М. Кузнецову (03.08.1935-11.06.2010) - замечательному исследователю творческого наследия крупнейшего музыканта и христианского мыслителя ХХ в. М.В. Юдиной.The article is devoted to A.M. Kuznetsov (03.08.1935-11.06.2010) - a wonderful researcher of the creative heritage of the great musician and Christian thinker of the twentieth century M.V. Yudina.

«ФИЛОЛОГИЯ МУЗЫКИ» ВЯЧЕСЛАВА ИВАНОВА (К ПРОБЛЕМЕ «РУССКИЙ» ВАГНЕР И «РУССКИЙ» НИЦШЕ)

«Филология музыки» - литературная теория, где музыкальное искусство вызвало к жизни такое понятие о музыке, которое оказалось пригодно для построения теории поэтического текста. Рассматривается три этапа становления «филологии музыки»: от Вагнера к Ницше - и далее в литературоцентричную среду русского символизма с кульминацией в статьях Вячеслава Иванова.«Music Philology» is a literary theory, where the art of music brings to life a new concept of music appropriate for the theory of the poetic text. Three initial steps of «Music Philology» are in focus: from Wagner - to Nietzsche - and then into the literary centered environment of the Russian Symbolism with its peak in the articles of Viacheslav Ivanov.

В ХРИСТИАНСКОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ ДРАМЕ

Статья обосновывает значение дифференцированного сюжетологического подхода к анализу формы оперного произведения и демонстрирует моделирующий потенциал филологического метода сравнительно-исторической поэтики, открывший музыкальной драме путь к созданию обновленных историко-легендарных сюжетов на почве актуальных философских идей. «Китеж» и «Парсифаль» сравниваются в плане влияния музыки и слова на организацию сакрального пространства мистерии - ее структурный центр, в котором утверждается христианский характер сюжета; при этом в качестве формально значимых факторов рассматриваются тип сюжета (миф / легенда / христианская легенда) и мотивный принцип его организации, соотносимый с лейтмотивной техникой организации музыкальной ткани.The essay justifies differential approach to the analysis of the opera from the point of view of the plot. It demonstrates how philological method of comparative historical poetics reveals its constructive potential for the music drama in opening the way to building renewed historic-legendary plots on basis of actual philosophical ideas...Статья обосновывает значение дифференцированного сюжетологического подхода к анализу формы оперного произведения и демонстрирует моделирующий потенциал филологического метода сравнительно-исторической поэтики, открывший музыкальной драме путь к созданию обновленных историко-легендарных сюжетов на почве актуальных философских идей. «Китеж» и «Парсифаль» сравниваются в плане влияния музыки и слова на организацию сакрального пространства мистерии - ее структурный центр, в котором утверждается христианский характер сюжета; при этом в качестве формально значимых факторов рассматриваются тип сюжета (миф / легенда / христианская легенда) и мотивный принцип его организации, соотносимый с лейтмотивной техникой организации музыкальной ткани.The essay justifies differential approach to the analysis of the opera from the point of view of the plot. It demonstrates how philological method of comparative historical poetics reveals its constructive potential for the music drama in opening the way to building renewed historic-legendary plots on basis of actual philosophical ideas. «Kitezh» and «Parsifal» are compared in the aspect of influence which music and word provide on the construction of the sacral space of a mystery play - its structural centre which defines the Christian religious idea of the plot. The formally meaningful factors are the type of the plot (myth / legend / Christian legend) and the motif principle of the plot construction, which corresponds to the leitmotif technique of music.

БЛАГОСЛОВЕНИЕ ПОМЕРАНЦА

Статья посвящена анализу наследия российского философа, культуролога, писателя, эссеиста Г.С. Померанца и выходит к 100-летию со дня его рождения. Особое внимание уделено религиоведческому аспекту творчества юбиляра. Духовный путь Г.С. Померанца невозможно рассматривать в отрыве от духовного пути его супруги и единомышленницы поэта З.А. Миркиной.The article analyzes the intellectual heritage of the Russian philosopher, culturologist, and essayist G.S. Pomerantz, and is dedicated to his 100 th anniversary. A special emphasis is made on the religious scholarship aspect of Pomerantz’s creative body of work. The spiritual path of G.S. Pomerantz is impossible to consider aside from the spiritual path of his spouse and collaborator, the poet Z.A. Mirkina.

This content is a part of the Cultural studies collection from eLIBRARY.
If you are interested to know more about access and subscription options, you are welcome to leave your request below or contact us by eresources@mippbooks.com

Request