ВОПРОСЫ ИСТОРИИ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ

  • Publisher Федеральное государственное унитарное предприятие Академический научно-издательский, производственно-полиграфический и книгораспространительский центр Наука
  • Country Россия
  • Web https://elibrary.ru/title_about.asp?id=8590

Content

ИСТОРИЯ ПЕРВЫХ ПОПЫТОК ПРИМЕНЕНИЕ АЛГЕБРЫ ЛОГИКИ ДЛЯ РЕШЕНИЯ ТЕХНИЧЕСКИХ ЗАДАЧ

ДРУЖИНИН ЮРИЙ ОЛЕГОВИЧ

Развитие электротехники привело к началу использования в 1880–1890-х гг. в ряде областей техники (в морской башенной артиллерии для обеспечения взаимной замкнутости, при механизации подсчета статистических данных и т.д.) релейных (релейно-контактных) систем, включавших десятки реле и контактов. Проектирование таких систем ввиду их относительной простоты, несмотря на некоторые издержки, осуществлялось без привлечения аппарата алгебры логики. В то же время потребность в логическом описании работы сложных технических систем возникла на железнодорожном транспорте в централизованных системах управления механическими сигналами и стрелками. Такие описания, использовавшие по сути дела двоичные переменные, были созданы французскими и бельгийскими инженерами-практиками. При этом операторы одной из них – системы Фламаша – функционально совпадали с логическими операторами алгебры логики, но не имели присущих последним развитого набора свойств. Система Фламаша не получила развития и была забыта, но, несмотря на свою узкую специализацию, стала провозвестником применения алгебры логики в технике...Развитие электротехники привело к началу использования в 1880–1890-х гг. в ряде областей техники (в морской башенной артиллерии для обеспечения взаимной замкнутости, при механизации подсчета статистических данных и т.д.) релейных (релейно-контактных) систем, включавших десятки реле и контактов. Проектирование таких систем ввиду их относительной простоты, несмотря на некоторые издержки, осуществлялось без привлечения аппарата алгебры логики. В то же время потребность в логическом описании работы сложных технических систем возникла на железнодорожном транспорте в централизованных системах управления механическими сигналами и стрелками. Такие описания, использовавшие по сути дела двоичные переменные, были созданы французскими и бельгийскими инженерами-практиками. При этом операторы одной из них – системы Фламаша – функционально совпадали с логическими операторами алгебры логики, но не имели присущих последним развитого набора свойств. Система Фламаша не получила развития и была забыта, но, несмотря на свою узкую специализацию, стала провозвестником применения алгебры логики в технике.The development of electric engineering led to the emergence of relay-contact systems that included dozens of relays and contacts in some areas of technology (interlocking in naval turret artillery, automated statistical calculations, etc.) back in the 1880s and 1890s. Due to their relative simplicity, notwithstanding certain expenses, such systems were designed without using the apparatus of the algebra of logic. At the same time, the need in logical description of the functioning of complicated technological systems had arisen in the railroad sector (central mechanical signal and switch control). Such descriptions that actually used binary variables had been created by the French and Belgian engineering practitioners. The operators of one of such systems, i.e. Armand Flamache’s system, were functionally the same as logical operators of the algebra of logic, while lacking a wide set of properties inherent in the latters. Flamache’s system did not go any further and was forgotten although, despite its being narrowly specialized, was the first portent of using the algebra of logic in technology.

СТАНОВЛЕНИЕ МОБИЛИСТСКОЙ ПАРАДИГМЫ В СОВЕТСКОЙ ГЕОЛОГИИ И ШАРЬЯЖНО-НАДВИГОВАЯ ТЕОРИЯ М. А. КАМАЛЕТДИНОВА

ФАРХУТДИНОВ ИСХАК МАНСУРОВИЧ, ФАРХУТДИНОВ АНВАР МАНСУРОВИЧ

В статье рассмотрена история развития мобилистских взглядов в советской геологии. В 1912 г. А. Вегенер выдвинул гипотезу дрейфа континентов, которая легла в основу новой глобальной тектоники, разработанной в 1960-е гг. Дж. Уилсоном, У. Морганом, К. Ле Пишоном и др. Вместе с тем в СССР в этот же период началось становление другой мобилистской теории – шарьяжно-надвиговой, автором которой стал М. А. Камалетдинов. Создание данной теории связано с изучением Уральской складчатости, где в 1954 г., впервые после долгого периода отрицания шарьяжных структур,  Камалетдиновым был  закартирован Каратауский надвиг. Дальнейшие исследования охватили весь Южный Урал, и всюду были пересмотрены представления о тектонике и доказана ведущая роль надвигов. Установлено, что шарьяжно-надвиговое строение свойственно литосфере в целом. Доказана генетическая связь полезных ископаемых с аллохтонами, создающими условия как для генерации полезных ископаемых, так и для их концентрации в виде залежей...В статье рассмотрена история развития мобилистских взглядов в советской геологии. В 1912 г. А. Вегенер выдвинул гипотезу дрейфа континентов, которая легла в основу новой глобальной тектоники, разработанной в 1960-е гг. Дж. Уилсоном, У. Морганом, К. Ле Пишоном и др. Вместе с тем в СССР в этот же период началось становление другой мобилистской теории – шарьяжно-надвиговой, автором которой стал М. А. Камалетдинов. Создание данной теории связано с изучением Уральской складчатости, где в 1954 г., впервые после долгого периода отрицания шарьяжных структур,  Камалетдиновым был  закартирован Каратауский надвиг. Дальнейшие исследования охватили весь Южный Урал, и всюду были пересмотрены представления о тектонике и доказана ведущая роль надвигов. Установлено, что шарьяжно-надвиговое строение свойственно литосфере в целом. Доказана генетическая связь полезных ископаемых с аллохтонами, создающими условия как для генерации полезных ископаемых, так и для их концентрации в виде залежей. Полученные обширные сведения позволили создать новую теорию, согласно которой шарьяжи представляют собой главные структурные элементы земной коры и их движением обусловлены основные геологические явления и процессы: складчатость, горообразование, осадконакопление, магматизм, метаморфизм, сейсмичность, а также формирование важнейших полезных ископаемых. Шарьяжно-надвиговая теория впервые непротиворечиво, с единых мобилистских позиций объяснила геологические феномены в их причинно-следственных связях и наряду с тектоникой плит сыграла важную роль в утверждении идеи мобилизма.The paper reviews the history of the development of mobilist views in Soviet geology. In 1912, A. Wegener put forth the continental drift hypothesis that formed the basis for the new global tectonics, developed by J. T. Wilson, W. J. Morgan, X. Le Pichon and others in the 1960s. Meanwhile, another mobilist theory, a thrust-nappe theory authored by M. A. Kamaletdinov, began to be developed in the USSR during the same period. The birth of this theory was associated with the studies of the Urals folding where, after a long period of rejecting the existence of thrust structures, the Karatau thrust was mapped by Kamaletdinov. Subsequent studies encompassed the entire South Urals; the views on tectonics were revisited and the pivotal role of thrusts was demonstrated everywhere. It was established that thrust-nappe structures are characteristic for the lithosphere in general. Mineral resources were shown to be genetically related to allochthons that create the necessary conditions for the genesis of mineral resources and their concentration as deposits. The wealth of data allowed to create a new theory according to which the nappes are the main structural elements of the Earth’s crust and their movements determine the main geological phenomena and processes such as folding, orogeny, sedimentation, magmatism, metamorphism, and seismicity as well as formation of essential mineral resources. The thrust-nappe theory was the first to consistently explain the geological phenomena in their causal relationships, based on the mobilist views, and – together with plate tectonics – has played an important role in the establishment of the idea of mobilism.

НЕУДАЧНЫЙ ОПЫТ ОСВОЕНИЯ ТЕХНОЛОГИИ СЕРИЙНОГО ПРОИЗВОДСТВА АВИАЦИОННЫХ ДВИГАТЕЛЕЙ В РОССИИ НА ПРИМЕРЕ МОСКОВСКОГО ЗАВОДА ФРАНЦУЗСКОЙ ФИРМЫ «ГНОМ И РОН»: 1912–1917 ГГ. (МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)

ПОПОВ АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ

В статье анализируется история освоения московским заводом французской фирмы «Гном и Рон» производства авиационных двигателей с момента его основания в 1912 г. и до февраля 1917 г., когда работа завода была парализована. Отсутствие роста выпуска двигателей во время Первой мировой войны можно расценивать как показатель серьезных проблем в процессе освоения производства новых типов двигателей. Как было установлено, эти проблемы были связаны с невозможностью получить в России специальный чугун надлежащего качества для производства поршней двигателей. В статье рассматриваются причины возникновения брака, вынудившего полностью отказаться от услуг отечественных поставщиков. В заключение делается вывод о закономерном характере брака, который был связан с ограниченностью возможностей заимствовать металлургические технологии из-за рубежа.  The paper analyses the history of assimilation of aircraft engines manufacturing by the Moscow plant of a French company, Gnome et Rhône, from its inception in 1912 till February 1917 when the plant’s operations were shut down...В статье анализируется история освоения московским заводом французской фирмы «Гном и Рон» производства авиационных двигателей с момента его основания в 1912 г. и до февраля 1917 г., когда работа завода была парализована. Отсутствие роста выпуска двигателей во время Первой мировой войны можно расценивать как показатель серьезных проблем в процессе освоения производства новых типов двигателей. Как было установлено, эти проблемы были связаны с невозможностью получить в России специальный чугун надлежащего качества для производства поршней двигателей. В статье рассматриваются причины возникновения брака, вынудившего полностью отказаться от услуг отечественных поставщиков. В заключение делается вывод о закономерном характере брака, который был связан с ограниченностью возможностей заимствовать металлургические технологии из-за рубежа.  The paper analyses the history of assimilation of aircraft engines manufacturing by the Moscow plant of a French company, Gnome et Rhône, from its inception in 1912 till February 1917 when the plant’s operations were shut down. The lack of growth in engine production during World War I may be seen as an indicator of serious problems encountered in the course of assimilation of production of the new types of engines. These problems were found to be associated with the impossibility of obtaining special cast iron of appropriate quality for manufacturing engine pistons. The paper reviews the causes of defects that necessitated a refusal to buy from the Russian suppliers. The conclusion is made that these defects predictably originated from the limited possibilities of adopting metallurgical technologies from abroad.

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ОБЛАКОВ В РОССИИ: ОТ ЛЕТОПИСЕЙ ДО «АТЛАСА ОБЛАКОВ» В. В. КУЗНЕЦОВА

ПРЯМИЦЫН ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ

В статье рассмотрены основные этапы изучения облаков в России с древнейших времен и до 1917 г. На протяжении всего времени существования человека облака играли в его жизни немаловажную роль. С развитием метеорологии как науки в разных странах, в том числе и в России, началось их систематическое изучение. Исследовались физические  основы  формирования облаков, были  предложены системы их классификации, наиболее популярной из которых в начале XIXв. стала система Л. Говарда. В России относительно систематические наблюдения облаков начались в петровское время и были связаны с наблюдениями за погодой в целом. Важнейшей вехой в исследовании здесь облаков стало создание в 1849 г. Главной физической обсерватории, которую возглавил А. Я. Купфер. Эта организация стала главным координатором всех метеорологических наблюдений в России и среди прочего издавала инструкции для наблюдателей, в том числе по наблюдению облаков. Несмотря на наличие классификаций облаков, долгое время не существовало посвященных им атласов...В статье рассмотрены основные этапы изучения облаков в России с древнейших времен и до 1917 г. На протяжении всего времени существования человека облака играли в его жизни немаловажную роль. С развитием метеорологии как науки в разных странах, в том числе и в России, началось их систематическое изучение. Исследовались физические  основы  формирования облаков, были  предложены системы их классификации, наиболее популярной из которых в начале XIXв. стала система Л. Говарда. В России относительно систематические наблюдения облаков начались в петровское время и были связаны с наблюдениями за погодой в целом. Важнейшей вехой в исследовании здесь облаков стало создание в 1849 г. Главной физической обсерватории, которую возглавил А. Я. Купфер. Эта организация стала главным координатором всех метеорологических наблюдений в России и среди прочего издавала инструкции для наблюдателей, в том числе по наблюдению облаков. Несмотря на наличие классификаций облаков, долгое время не существовало посвященных им атласов. Первый такой атлас, «Международный атлас облаков», появился только в 1896 г. и был издан в том числе в России. А в 1917 г. появился и оригинальный российский атлас облаков, составленный В. В. Кузнецовым, положивший начало советской (российской) традиции издания подобных атласов.The paper reviews the main periods of cloud studies in Russia, from the ancient times to 1917. Since humans came into existence, clouds played an important role in their life. With the development of meteorology as a science, systematic studies of clouds began in different countries including Russia. The studies of physical fundamentals of cloud formation were carried out and the systems for their classifications were proposed. In the early 19th  century, the most popular of these systems was L. Howard’s nomenclature. In Russia, relatively systematic observations of clouds began in the Petrine era within the framework of general weather observations. A major milestone in cloud studies in Russia was establishing a Central Physical Laboratory in 1849, with A. T. Kupffer as its director. This institution became the chief coordinator of all meteorological observations in the country and, among other things, issued instructions for observers, including those on cloud observation. Despite the existence of cloud classifications, no cloud atlases existed for a long time. The first of such atlases, the “International Cloud Atlas,” only appeared in 1896 and was also published in Russia. An original Russian cloud atlas composed by V. V. Kuznetsov, appeared in 1917 and marked the beginning of the Soviet / Russian tradition of publishing such atlases.

СЕРГЕЙ МИХАЙЛОВИЧ ГЕРШЕНЗОН – УЧЕНЫЙ, ОПЕРЕДИВШИЙ СВОЕ ВРЕМЯ

ФАНДО РОМАН АЛЕКСЕЕВИЧ

В статье рассмотрена научная биография известного генетика С. М. Гершензона, воссозданная с помощью документов из архивов Москвы, Самары, Киева, большинство которых были введены в научный оборот впервые. В судьбе ученого отразились страницы истории отечественной генетики – ее зарождение, расцвет, гонения, возрождение. В 1937 г. ему не дали получить степень доктора наук из-за принадлежности к лагерю менделистов-морганистов. Во время Великой Отечественной войны он работал в эвакуации, а после возвращения был обвинен в космополитизме. После августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 г. ученого заставили отречься от своих научных взглядов и перейти в другую исследовательскую область. В период «оттепели» он принял активное участие в борьбе с лысенкоизмом, реабилитации генетики в Советском Союзе и организации здесь молекулярно-биологических  исследований.  Новаторские  работы  Гершензона –  изучение наследственной роли ДНК и обратной транскрипции от РНК к ДНК – не получили поддержки на родине, в результате чего за работы в этой области Нобелевской премии были удостоены зарубежные ученые...В статье рассмотрена научная биография известного генетика С. М. Гершензона, воссозданная с помощью документов из архивов Москвы, Самары, Киева, большинство которых были введены в научный оборот впервые. В судьбе ученого отразились страницы истории отечественной генетики – ее зарождение, расцвет, гонения, возрождение. В 1937 г. ему не дали получить степень доктора наук из-за принадлежности к лагерю менделистов-морганистов. Во время Великой Отечественной войны он работал в эвакуации, а после возвращения был обвинен в космополитизме. После августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 г. ученого заставили отречься от своих научных взглядов и перейти в другую исследовательскую область. В период «оттепели» он принял активное участие в борьбе с лысенкоизмом, реабилитации генетики в Советском Союзе и организации здесь молекулярно-биологических  исследований.  Новаторские  работы  Гершензона –  изучение наследственной роли ДНК и обратной транскрипции от РНК к ДНК – не получили поддержки на родине, в результате чего за работы в этой области Нобелевской премии были удостоены зарубежные ученые. Даже в постперестроечный период исследователь испытал бюрократический прессинг и интриги со стороны завистников при регистрации собственного научного изобретения. На склоне лет Гершензон активно занимался популяризацией науки,  борьбой с  антигуманными опытами и разработкой этических принципов современной биологии.This paper reviews a scientific biography of a prominent geneticist S. M. Gershenzon, reconstructed using the documents from the Moscow, Samara, and Kiev archives, with most of these documents being introduced for scientific use for the first time. The scientist’s fate reflected the pages from the history of Russian genetics: its nascence, rise, persecution, and revival. In 1937, he was not allowed to be granted a Doctor of Sciences degree due to his belonging to the Morganist / Mendelist camp. During World War II, Gershenzon worked in the evacuation and, after his return, he was accused of “cosmopolitism.” After the notorious VASKhNIL session in August 1948, the scientist was forced to renounce his scientific views and switch to another research area. During the Thaw, he took an active part in the struggle against Lysenkoism as well as in the exoneration of genetics and organization of molecular biology research in the Soviet Union. Gershenzon’s innovative works – studies on the genetic role of DNA and reverse transcription from RNA to DNA – garnered no support in his home country and, as a result, it was foreign scientists who were awarded a Nobel Prize for their works in this field. Even in the post-Perestroika period, the researcher encountered bureaucratic pressure and scheming on the part of his enemies when he struggled to register his scientific invention. In later life, Gershenzon was actively involved in science popularization, the struggle against cruel experiments and development of ethical principles of contemporary biology.

ПАВЕЛ ВЛАДИМИРОВИЧ ОТОЦКИЙ В ГОДЫ ЭМИГРАЦИИ (1918–1954)

В статье на основе документов из архивов России, Чехии, США, а также малоизвестных опубликованных источников, реконструируются основные этапы жизни и научной деятельности в годы эмиграции Павла Владимировича Отоцкого (1866–1954), ученика В. В. Докучаева, крупного почвоведа и гидрогеолога, основателя журнала «Почвоведение». В эмиграции он оказался, выехав в 1918 г. в заграничную командировку и не вернувшись на родину. Научные интересы ученого в годы жизни за границей были сосредоточены в основном в области гидрологии почв и гидрогеологии. Он принимал участие в работе русских эмигрантских организаций в Праге, таких как Русский институт, Чешско-русское профессорское квартирное и строительное товарищество и др. Однако в целом научная активность Отоцкого в годы эмиграции была относительно невелика. Его сотрудничество с чехословацкими учеными также оказалось весьма ограниченным, несмотря на то что в 1926 г. на чешском языке был издан его фундаментальный труд о грунтовых водах...В статье на основе документов из архивов России, Чехии, США, а также малоизвестных опубликованных источников, реконструируются основные этапы жизни и научной деятельности в годы эмиграции Павла Владимировича Отоцкого (1866–1954), ученика В. В. Докучаева, крупного почвоведа и гидрогеолога, основателя журнала «Почвоведение». В эмиграции он оказался, выехав в 1918 г. в заграничную командировку и не вернувшись на родину. Научные интересы ученого в годы жизни за границей были сосредоточены в основном в области гидрологии почв и гидрогеологии. Он принимал участие в работе русских эмигрантских организаций в Праге, таких как Русский институт, Чешско-русское профессорское квартирное и строительное товарищество и др. Однако в целом научная активность Отоцкого в годы эмиграции была относительно невелика. Его сотрудничество с чехословацкими учеными также оказалось весьма ограниченным, несмотря на то что в 1926 г. на чешском языке был издан его фундаментальный труд о грунтовых водах. Тем не менее Отоцкий представлял Чехословакию на съездах отделения гидрологических наук Международного геодезического и геофизического союза (1927) и Международного общества почвоведения (1932). В годы Второй мировой войны Отоцкий жил в Праге, при этом не скомпрометировав себя сотрудничеством с нацистами. Скончался в Швеции в 1954 г.The main periods in the life and scientific work of Pavel Vladimirovich Ototskii (Ototzky, Otockij), a pupil of V. V. Dokuchaev, a renowned soil scientist and hydrogeologist, and the founder of the “Pochvovedenie [Soil Science]” journal, in the years of his emigration (1866–1954) are reconstructed in this paper, based on the documents from the archives in Russia, Czechia, and the USA as well as on lesser-known published documents. Ototskii ended up in emigration, having left Russia in 1918 to go on an international secondment and not retuning to his home country. During his life abroad, the scientist’s scientific interests mostly focused on soil hydrology and hydrogeology. He participated in the work of the Russian émigré organizations in Prague such as the Russian Institute, Czech-Russian Professors’ Housing and Construction Partnership, etc. On the whole, however, Ototskii’s scientific activities in emigration were relatively few due to his being detached from his familiar scientific environment, the difficulties of living away from his home country, and family reasons. His collaboration with Czech scientists was also very limited despite his fundamental treatise on groundwaters having been published in Czech in 1926. Nevertheless Ototskii represented Czechoslovakia at the congresses of the hydrological sciences section of the International Geodetic and Geophysical Union (1927) and the International Society of Soil Science (1932). In the early years of living abroad, he kept in touch with his colleagues who stayed in Russia but, eventually, this communication stopped. During World War II, Ototskii lived in Prague but he did not discredit himself by collaborating with Nazis. In 1948, he was granted the permit to join his daughter in Sweden, where he passed away in 1954.

МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ ЖИЗНИ И НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИССЛЕДОВАТЕЛЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА РОССИИ И. А. ПЕРФИЛЬЕВА

РОЩЕВСКАЯ ЛАРИСА ПАВЛОВНА

В статье впервые дается характеристика материалов, касающихся жизни и научной деятельности исследователя Европейского Севера России И. А. Перфильева, находящихся в собраниях учреждений Коми НЦ УрО РАН (Научная библиотека, Научный архив, Институт биологии) и некоторых других архивов и музеев (Государственный архив Архангельской области, Архив РАН, включая его Санкт-Петербургский  филиал,  Архангельский  областной  краеведческий  музей).  Среди них – личная библиотека ученого, его автобиография, список опубликованных трудов, личные дела, переписка, собранный им гербарий. Проанализирован вклад Перфильева в изучение растительных ресурсов Европейского Севера России в 1930-х гг. Выявлены новые подробности истории эвакуации в годы Великой Отечественной войны Северной и Кольской баз АН СССР в Сыктывкар и организации на их основе Базы АН СССР по изучению Севера.The paper describes for the first time the materials concerning the life and scientific activities of a scientific explorer of the European North of Russia, I...В статье впервые дается характеристика материалов, касающихся жизни и научной деятельности исследователя Европейского Севера России И. А. Перфильева, находящихся в собраниях учреждений Коми НЦ УрО РАН (Научная библиотека, Научный архив, Институт биологии) и некоторых других архивов и музеев (Государственный архив Архангельской области, Архив РАН, включая его Санкт-Петербургский  филиал,  Архангельский  областной  краеведческий  музей).  Среди них – личная библиотека ученого, его автобиография, список опубликованных трудов, личные дела, переписка, собранный им гербарий. Проанализирован вклад Перфильева в изучение растительных ресурсов Европейского Севера России в 1930-х гг. Выявлены новые подробности истории эвакуации в годы Великой Отечественной войны Северной и Кольской баз АН СССР в Сыктывкар и организации на их основе Базы АН СССР по изучению Севера.The paper describes for the first time the materials concerning the life and scientific activities of a scientific explorer of the European North of Russia, I. A. Perfiliev, stored in the collections of the Komi Science Center of the Russian Academy of Sciences’ Ural Branch (Scientific Library, Scientific Archive, Institute of Biology) and in some other archives and museums (State Archive of the Arkhangelsk Oblast, Archive of the Russian Academy of Sciences, including its St. Petersburg Branch, Arkhangelsk Oblast Museum of Local Lore). These materials include the scientist’s personal library, his autobiography, the list of publications, personal files, correspondence, and a herbarium collected by Perfiliev. The paper analyzes his contribution to the studies of plant resources of the European North of Russia in the 1930s. New details of the history of evacuation of the USSR Academy of Sciences’ Northern and Kola Bases to Syktyvkar during the Great Patriotic War (World War II) and setting up the USSR Academy of Sciences’ Base for North studies, based on these institutions.

РУССКИЕ КАРТОГРАФИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ XVII – ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII В. КАК ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ТЕХНИКИ

МЕДВЕДЬ АЛЕКСАНДР

В статье рассматриваются чертежи Русского государства XVII – первой четверти XVIIIв. как потенциальные источники по истории техники. На основании анализа нескольких сотен чертежей делается вывод об их большой ценности при проведении историко-технических исследований. Проанализированы типы (мельницы, мосты, заводы и т.д.) и особенности изображения на чертежах технических объектов. Отмечено, что на них встречаются изображения уникальных объектов, а также то, что не только изображения на чертежах, но и подписи к ним могут нести ценную для историка техники информацию.The paper discusses geographical maps (“chertezhi”) of the Russian state from the 17th and the 1st quarter of the 18th century as potential sources for the history of technology. Based on the analysis of several hundred maps, it is concluded that these maps are highly relevant for the history of technology. The types (mills, bridges, factories, etc.) and particular features of the drawings of technical objects on the maps are analyzed. It is highlighted that they feature the drawings of unique objects and that not only the drawings but also the respective legends may carry valuable information for a historian of technology.

«СТРАШНЫЕ ЖИВОТНЫЕ» В 1917 Г.: ЛЕКЦИЯ ПАЛЕОНТОЛОГА М. В. ПАВЛОВОЙ О РАЗВИТИИ ЗЕМЛИ И ЕЕ ОБИТАТЕЛЯХ

ЛИМАНОВА СВЕТЛАНА АНДРЕЕВНА

Данный материал представляет собой публикацию чернового варианта лекции палеонтолога М. В. Павловой «Очерк развития Земли и ее населения», прочитанной в октябре 1917 г. в Москве. Он позволяет судить об уровне научных знаний в области геологии и палеонтологии в Российской империи начала XXв., передает неповторимый авторский стиль ученого и является хорошим примером умелой популяризации научного знания. Сопроводительный текст содержит сведения о непростом жизненном пути Павловой в дореволюционной России и ее вкладе в развитие палеонтологии как самостоятельной научной дисциплины. В 1916 г. Павлова совершила свою в некотором роде «революцию» в научном мире, получив степень доктора зоологии и став первой женщиной – почетным доктором Московского университета. И все это – накануне действительно революционного 1917 г., радикально изменившего общественно-политическое и экономическое устройство страны. Профессионализм Павловой, обширные научные контакты, целеустремленность, неугасимое желание работать на благо науки и определенная доля везения позволили ей продолжить научную деятельность и при новом, советском строе...Данный материал представляет собой публикацию чернового варианта лекции палеонтолога М. В. Павловой «Очерк развития Земли и ее населения», прочитанной в октябре 1917 г. в Москве. Он позволяет судить об уровне научных знаний в области геологии и палеонтологии в Российской империи начала XXв., передает неповторимый авторский стиль ученого и является хорошим примером умелой популяризации научного знания. Сопроводительный текст содержит сведения о непростом жизненном пути Павловой в дореволюционной России и ее вкладе в развитие палеонтологии как самостоятельной научной дисциплины. В 1916 г. Павлова совершила свою в некотором роде «революцию» в научном мире, получив степень доктора зоологии и став первой женщиной – почетным доктором Московского университета. И все это – накануне действительно революционного 1917 г., радикально изменившего общественно-политическое и экономическое устройство страны. Профессионализм Павловой, обширные научные контакты, целеустремленность, неугасимое желание работать на благо науки и определенная доля везения позволили ей продолжить научную деятельность и при новом, советском строе. Вместе с мужем, известным геологом А. П. Павловым, она стояла у истоков создания Геологического музея Московского университета, вплоть до глубокой старости стремясь пополнять новыми данными богатейшие палеонтологические коллекции, собранные кропотливым, неустанным трудом.This is a publication of a paleontologist M. V. Pavlova’s draft lecture “An essay on the development of the Earth and its inhabitants” that was delivered in Moscow in October 1917. It allows understanding the level of scientific knowledge in the field of geology and paleontology in the Russian Empire in the early 20th century, conveys the scientist’s inimitable original style, and provides a good example of clever popularization of scientific knowledge. The accompanying text contains information about Pavlova’s challenging life journey in the pre-revolutionary Russia and her contribution to the development of paleontology as scientific discipline in its own right. In 1916, Pavlova made a “revolution” of a kind in the scientific world, having accomplished a Doctor of Zoology degree and having become the first woman scientist who became the honorary doctor of Moscow University. All of this happened on the eve of the truly revolutionary year 1917 that had radically changed the country’s sociopolitical and economic system. Pavlova’s professionalism, abundant scientific contacts, determination, everburning desire to work for the benefit of science as well as a bit of luck allowed her to continue her scientific work even when a new, Soviet regime came into power. Together with her husband, a renowned geologist A. P. Pavlov, she was an activist of the creation of Moscow University’s Geological Museum, making new contributions to the rich paleontological collections gathered though relentless, painstaking work, till very late in life.

ИСТОРИЯ ОТДЕЛЕНИЯ ЕСТЕСТВЕННЫХ НАУК ИМПЕРАТОРСКОЙ ПУБЛИЧНОЙ БИБЛИОТЕКИ

МИХЕЕВА ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА

В основу Императорской Публичной библиотеки была положена взятая в качестве трофея библиотека братьев Залуских, находившаяся в Варшаве. Разбор привезенных в Санкт-Петербург фондов первоначально осуществлялся по языковому и отраслевому принципам. Реорганизация фондов на научных началах началась в 1809 г. на основе библиографической системы А. Н. Оленина, которая не предусматривала административной ответственности библиотекарей за вверенные им отделения. Самостоятельный административный статус отделениям был придан в 1850 г. в период директорства М. А. Корфа. Организация библиотеки как совокупности относительно самостоятельных отделений просуществовала до 1930 г. и сыграла значительную роль в информационном обеспечении различных отраслей науки и прикладных дисциплин. Со временем подобная структура библиотеки стала заметно тормозить ее развитие, и потребовалась реорганизация библиотеки на функциональных принципах. В статье впервые воссоздана полная история отделения естественных наук библиотеки, фактически заново созданного в 1850-е гг...В основу Императорской Публичной библиотеки была положена взятая в качестве трофея библиотека братьев Залуских, находившаяся в Варшаве. Разбор привезенных в Санкт-Петербург фондов первоначально осуществлялся по языковому и отраслевому принципам. Реорганизация фондов на научных началах началась в 1809 г. на основе библиографической системы А. Н. Оленина, которая не предусматривала административной ответственности библиотекарей за вверенные им отделения. Самостоятельный административный статус отделениям был придан в 1850 г. в период директорства М. А. Корфа. Организация библиотеки как совокупности относительно самостоятельных отделений просуществовала до 1930 г. и сыграла значительную роль в информационном обеспечении различных отраслей науки и прикладных дисциплин. Со временем подобная структура библиотеки стала заметно тормозить ее развитие, и потребовалась реорганизация библиотеки на функциональных принципах. В статье впервые воссоздана полная история отделения естественных наук библиотеки, фактически заново созданного в 1850-е гг., проанализирована его деятельность по созданию прежде всего систематических каталогов, пополнению фондов, в том числе за счет даров отечественных ученых, обслуживанию читателей-специалистов. Приведена динамика читательских запросов и изменения их тематики в соответствии с приоритетными для каждого периода интересами читателей. Отмечено, что богатство иностранных фондов этого отделения привлекало на службу в нем видных специалистов в области естествознания. Среди них первый заведующий этим отделением П. К. Козловский, высоко ценимый Корфом К. А. Беккер, зоолог-энтомолог, один из создателей Бюро международной библиографии при Академии наук Ф. П. Кеппен и др.The cornerstone of the Imperial Public Library was Załuski brothers’ library that had been taken from Warsaw as a war trophy. Initially, the library holdings brought to St. Petersburg were sorted, based on the language and sectoral principles. Scientifically-based rearrangement of holdings began in 1809, based on A. N. Olenin’s bibliographic system that did not provide for librarians’ administrative responsibility for the divisions entrusted to their care. The divisions were given separate administrative statuses in 1850 when M. A. Korf was the Director. The organization of the Library as a complex of relatively independent divisions existed till the 1930s, having played an important role in providing information support for various branches of the fundamental and applied science. Eventually, this organizational structure began to seriously hinder the Library’s further development and the Library had to be reorganized based on the functional principle. In this paper, the comprehensive history of the Library’s Division of Natural Science that had practically been created anew in the 1850s is reconstructed for the first time. We have analyzed the work associated, primarily, with creating the systematic catalogs, acquiring new holdings including the Russian scientists’ donations, and servicing the Library’s readers, specialists in natural sciences. The paper shows the dynamics of the readers’ enquiries and changes in the themes of enquiries depending on the readers’ prevailing interests during each period. It is noted that the abundance of foreign holdings in this Division attracted the renowned specialists in natural sciences to join its staff. These included the Head of the Division P. K. Kozlovskii, K. A. Becker who was highly esteemed by Korf, and F. P. Köppen, zoologist / entomologist and one of the founders of the Bureau of International Bibliography at the Academy of Sciences.

КАЛЕНДАРЬ ЮБИЛЕЙНЫХ ДАТ

БОРИСОВА Н. А. РОССИЯ – РОДИНА «СЛОНОВ» ИЛИ «КУЛИБИНЫХ»? ИЗ ИСТОРИИ ЭЛЕКТРОСВЯЗИ 1830-Х–1930-Х ГГ. СПБ.: ЦМС ИМ. С. А. ПОПОВА, 2017. 344 С. ISBN 978-5-9909881-1-8

БОРИСОВ ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ

МОРРИС И. СОБИРАТЕЛИ, ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЫ И ИСКОПАЕМОЕ ТОПЛИВО. КАК ИЗМЕНЯЮТСЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ М.: ИЗД-ВО ИНСТИТУТА ГАЙДАРА, 2017. 488 С. ISBN 978-5-93255-469-2

ВАГАНОВ АНДРЕЙ ГЕННАДЬЕВИЧ

КОРОТКО О КНИГАХ

МЕЖДУНАРОДНОМУ КОМИТЕТУ ПО ИСТОРИИ ТЕХНИКИ (ICOHTEC) – 50 ЛЕТ

БОРИСОВ ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ

НАУКА, СТАВШАЯ СУДЬБОЙ: ВЫСТАВКА В САРАТОВСКОМ ОБЛАСТНОМ МУЗЕЕ КРАЕВЕДЕНИЯ, ПОСВЯЩЕННАЯ ПРОФЕССОРУ И. С. МУСТАФИНУ

РУСАНОВА ТАТЬЯНА ЮРЬЕВНА

СЕКЦИЯ «ЖЕНЩИНЫ В НАУКЕ И ОБРАЗОВАНИИ» В РАМКАХ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «БЕЛОРУССКАЯ НАУКА В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ»

СОЛОВЕЙ АЛЕСЯ ПЕТРОВНА

КРУГЛЫЙ СТОЛ «ПАМЯТИ Н. А. ГРИГОРЬЯН (К 90-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ)

ФАНДО РОМАН АЛЕКСЕЕВИЧ

КОРОТКО О СОБЫТИЯХ

This content is a part of the History collection from eLIBRARY.
If you are interested to know more about access and subscription options, you are welcome to leave your request below or contact us by eresources@mippbooks.com

Request

Unfortunately, we have no right to provide any kind of access to this resource in the territory of Western Europe. In any case, we will process your request and contact you with possible variants of solution.